«Порой мне кажется, что для того, чтобы чувствовать все, что я чувствую, мне нужно еще одно сердце», —
Занобер Хан.

Я чувствовала ее боль и одиночество так, как будто они были моими собственными.

Моя мама была особенным человеком, такой же чувствительной душой, как и я. Я очень похожа на нее… и одновременно очень отличаюсь. И одним из различий между нами стало то, что у меня была возможность понаблюдать за ее жизнью. Я видела, как ее испытания, словно в зеркале, отражались во мне, и приняла решение во что бы то ни стало отыскать более здоровый способ справляться с ними.

Понимаете, моя мама глубоко ощущала, как собственные, не только свои чувства, но и чувства окружающих людей. Считаю, что именно ее сильная эмпатия и личные испытания привели ее к стремлению помогать другим людям, даже когда она сама нуждалась в помощи. Она стала раненым целителем, врачующим других — в каком-то смысле.

Но при всем том, что она была помощником для множества людей (а может, даже и из-за этого), она долгие годы страдала из-за проблем с собственным душевным и физическим здоровьем. И то, что я видела все это своими глазами, заставило меня начать учиться тому, как управлять своей чувствительностью и устанавливать здоровые границы между собой и окружающим миром.

Порой гадаю, уж не неспособность ли мамы хоть как-то контролировать эмпатию и привела к ее болезни. Что, если она была всего лишь чувствительным человеком, которому недоставало навыков, нужных для того, чтобы взять под контроль боль, наполнявшую ее душу? Что, если именно эта неспособность разделять свои и чужие эмоции и привела в итоге к появлению в ее жизни множества проблем и болезней?

Когда мы, чувствительные люди, сталкиваемся с сильными эмоциями — как собственными, так и чужими — они с легкостью нас ошеломляют и выводят из равновесия.

Окружающие часто говорят нам, что, по их мнению, с нами что-то не так, что мы слишком эмоциональны, слишком обидчивы и еще множество других «слишком». А когда мы думаем, что с нами что-то очень не так, то пытаемся «затолкать» эти «неправильные» черты  или особенности в тень нашего подсознания, да там их и оставить.

Эмпаты зачастую заталкивают в свое подсознание не только свою чувствительность, определяющую их как личность, но и ту эмпатическую глубину, которая сопутствует этой чувствительности. Возможно, отчасти это происходит потому, что в глубине души мы знаем, что мы — эмоциональные губки, впитывающие все, что нас окружает. Что это не идет нам на пользу, и нужно с этим что-то делать.

Тем не менее зачастую мы решаем просто игнорировать собственную природу, даже толком не пытаясь научиться управлять своей эмпатией, чтобы она в конечном итоге не отравила нам жизнь, вместо этого поспособствовав благополучию. И это весьма контрпродуктивно, ведь даже загнанная в глубины тени нашего разума, эмпатия продолжает работать — незаметно для нас.

Я была такой очень долго. Да и сейчас остаюсь такой, если честно.

Не только зачастую чувствую себя эмоционально вымотанной и истощенной, общаясь с определенными людьми, но и ощущаю их эмоциональную боль — причем вполне физическим образом. Когда меня переполняют чувства, порою кажется, что мне не хватает воздуха, грудь судорожно сжимается, а хроническая боль в спине разгорается с новой силой.

Я чувствовала эмоциональную боль родственников, друзей, клиентов и даже совершенно незнакомых людей. И поверьте, чувствовала ее очень глубоко. Это чувство не ограничивается простыми и привычными для большинства людей словами: «Ой, мне так его жаль». Оно было настоящим. Чувствовала отчаяние и одиночество подростка, родители которого не приехали за ним, когда его выписали из госпиталя. Чувствовала отчаяние человека, который думает, что в него никто не верит, и который один во всем мире.

Но знаете, что? Каким бы болезненным ни было ощущение того, что я несу на своей спине горести и боль всего мира, я бы ни на что не променяла способность настолько глубоко и сильно чувствовать мир и людей в нем. Эмпатия — это бесценный дар, если, конечно, уметь им пользоваться.

Если мы надеемся когда-либо исцелить этот мир, избавив его хотя бы от какой-то части наполняющей его боли, в нем должно появиться как можно больше добрых и сочувствующих душ. Чувственные люди по своей природе добрее всех прочих, потому что врожденная эмпатия не позволяет им поступать иначе. Разве можно причинять боль другому человеку, если ты чувствуешь эту боль, как собственную?

Глубокая эмпатия — это невероятная способность, которая может связать нас с другими людьми крепче, чем что-либо еще, может помочь нам понять их по-настоящему. Когда мы не только видим и слышим, но и чувствуем другого человека, мы можем понять его так, как способны очень немногие. Искренность, доброта и сочувствие помогают нам создавать осмысленные, насыщенные отношения с окружающими.

Отношения дают нам шанс не только установить куда более крепкую и глубокую связь с другим человеком, но еще и возможность больше узнать о себе самих. И то, и другое, крайне важно для нашей жизни.

К тому же чувствительные люди ощущают не только горечь и боль, но и радость, и удовольствие тоже.

В любом случае мы должны научиться управлять своей эмпатией. Если мы хотим избежать нашего стремления перекладывать на себя чужой эмоциональный багаж, нам стоит начать с того, чтобы позаботиться о собственных физических, социальных, ментальных, эмоциональных и духовных потребностях. Знаю, это прозвучало похожим на сотню других советов заботиться о себе, льющихся на нас с экранов телевизоров и страниц газет, но, поверьте, говорю это не просто так.

Все эти шаги помогают добиться одного — осознанности. Вы должны осознать, что вы позволяете себе поглощать чужие негативные эмоции и выработать в себе способности, позволяющие контролировать этот процесс.

Если вы — чувствительный человек, то ваш дар эмпатии — это именно то, в чем нуждается наш мир. Но лишь от нас зависит, сможем ли мы удержать свою эмпатию в узде, наполнив жизнь не бременем чужих эмоций, а счастьем, радостью и созидающим сочувствием.

Перевод статьи How I Learned To Stop Absorbing Other People’s Emotions via Клубер

Взято с ресурса cluber.com.ua

Добавить комментарий